ЭПИДУРАЛЬНАЯ АНЕСТЕЗИЯ

Метод технически более сложный, чем спинномозговая анестезия, но имеет меньше осложнений, что связано с отсутствием повреждения моз­говых оболочек.

При проведении эпидуральной анесте­зии используют лидокаин или бупивакаин!

Пункцию осуществляют в положении больного на боку или сидя. При этом больной максимально согнут в спине для рас­ширения расстояний между остистыми от­ростками (рис. 7.5).



После анестезии кожи берут специаль­ную иглу, а в шприц набирают анестетик с пузырьком воздуха. Осуществляют пун­кцию между остистыми отростками на не­обходимом для операции уровне. Иглу продвигают до желтой связки, а затем через нее (рис. 7.6). При этом ввести раствор анестетика практически невозможно, пу­зырек воздуха в шприце сжимается. Пос­ле прохождения связки пузырек расширяется и раствор легко начинает поступать внутрь. Такое падение сопротивления — основной признак проникновения в перидуральное пространство. Анестетик может быть введен однократно (для не очень про­должительных операций), а возможно и установка катетера через просвет иглы с дробным введением анестетика как во вре­мя, так и после операции. Адекватным признаком нахождения в перидуральном пространстве является умеренная гипото­ния (на 10-20 мм Hg) после введения проб­ной дозы анестетика.

СПИННОМОЗГОВАЯ АНЕСТЕЗИЯ

Элементы техники спинномозговой анестезии на первом этапе ее выполнения такие же, как и эпидуральной анестезии. Особенность техники относится к продвижению иглы. После прохож­дения желтой связки следует удалить мандрен из иглы и проверить, не поступает ли спинномозговая жидкость. Если этого нет, то иглу с мондреном продвигают глубже до поступления жидкости. После этого вво­дят анестетик (лидокаин, тримекаин, бупивакаин). Объем введения 3-4 мл. Длительность анестезии 1,5-2 часа.

Наиболее опасным осложнением при эпидуральной и спинномозго­вой анестезии являются коллапс с неуправляемой гипотонией, эпидурит и менингит. Однако при тщательном соблюдении методики и тех­ники анестезии осложнения встречаются редко.

Нарушение целостности эпидермиса во время операций

Сейчас всю медицину, все применяющиеся пути лечения самых разнообразных недугов, все медицинские деятельности есть возможность поделить на пару категорий: операционные и нехирургические. Болезнь всякого органа можно врачевать как лекарственными препаратами, так и оперативно. ИБС, к примеру, на конкретной ступени успешно устраняется терапевтами-кардиологами с использованием различных лекарственных средств. В то же время по поводу данной болезни ежегодно выполняются десятки тысяч операций шутирования аорты сердечной мышцы, делаемых при помощи широкой срединной методики разрезания грудной клетки на задержанном фиброзно-мышечном органе с применением устройства заместителя кровообращения. Кроме этих классических путей лечения имеются способы, по факту размещенные на черте меж терапией и хирургией.

Для увеличения основных вен при ишемической болезни сердца успешно применяется внутренняя баллонная методика расширения, для коррекции зарождающихся проблем пульса применяют введение увеличителей ритма или электродов для электростимуляции в разнообразные отделы органов человека, а время от времени и в cardia. Таким образом, грань между данными путями физиатрии в отдельных случаях фактически удаляется.

Такие иллюстрации можно предложить сравнительно почти всякого органа или совокупности человеческого существа. И все же меж оперативными и консервативными методами терапии, частенько плотно объединёнными, параллельными друг с другом, имеется существенное различие - присутствие либо отсутствие повреждения покровных тканей, иначе говоря открытого разрыва кожи.

Отсутствие неразрывности эпителиальных тканей людской тела таит в себе риск развития особых, совсем определенных осложнений (кровотечение, заражение микроорганизмами или вирусами, повреждение внутренних органов), что требует необходимость употребления особых операционных приемов лечения.

Комментировать это есть возможность таким случаем. Для проверки уменьшения сосудов существенным высокоинформативным способом есть антиография - рентгенографический метод исследования коронарных вен cardia. Так как вены при рентгеновском исследовании неотличимы от окружающих дабы их "исследовать", требуется в промежуток артерий впрыснуть особое химическое средство (петинин, верографин, омнипак и прочие). Оттого при аутографии исследуют зачастую артерию области нижней конечностив нее вводят специальный проводник, какой передвигается ретроградно в наружную, а следом тотальную легочную вену и потом - в медианную вену через вентральный и грудной ее отделы - до части магистральной вены к пункту отхождения коронарных артерий. В результате этого вводят синтетический препарат и при помощи специального рентгеновского прибора, соединённого с устройством вводящим, контрастный препарат, делается общая либо видеосъемка.

Метод исследовательский, но разве есть вероятность не причислять его к операционным? Безусловно, нельзя. Кажется пустячное травмирование наружных тканей (пункционное отверстие) в силах стать начальными воротами для эндемии, что в подобном случае может подвести к протеканию тяжелейшего процесса- покровного заражения. Кроме того, неправильность монолитности стенки тазовой артерии может послужить толчком к наружному излишнему кровотоку, возникновению гематомы, фальшивой утонченности сосудов, разрушению кровообращения в конечности. При введении шланга в состоянии быть повреждена целостность стенки аорты и ее веток, поршня сердечной мышцы и т. д. Другими словами допустимы типичные операционные проблемы. По причине этого аутографическое изыскание является хирургическим способом (квалифицируется к эндоваскулярной хирургии) и выполняется в специальном помещении, именуемом кабинетом для рентгенов и операций, где осуществляются все нормы профилактики инфекции.

горящие туры в милан из москвы смотрел тут от туроператора

назад далее

Навигация